пппп

Американский врач о том, чем отличается наша медицина от западной

Мы публикуем мнение американского врача-онколога о различиях в российской и американской медицине. За исключением мелких деталей, подавляющее большинство его мыслей и размышлений применимо в отношении немецкой медицины. Особенно важно отметить его фразу, что «в Америке медицина – это сервис. Мы не спасаем жизни, мы не делаем людей счастливее, мы им служим». Именно так построена медицина в Германии  — врачи существуют для того, чтобы помочь больному, мы обслуживающий персонал, хотя довольно дорогой.
Жизнь до и после клинической смерти … (Газета  Berlinskij Kurjer от 2 февраля 2016 г.)
Газета  Berlinskij Kurjer от 2 февраля 216 г.  рассказывает о судьбе Oliver Malchow, 50-летнем председателе федерального профсоюза немецких полицейских. Летом прошлого года в результате инфаркта миокарда у него остановилось сердце.  В немецком кардиоцентре в Берлине (DHZB) ему был вживлен искусственный желудочек сердца, который спас больному жизнь. После нескольких месяцев восстановления в клинике и потом в санатории он вернулся к профессиональной деятельности. В интервью газете  Malchow рассказывает о своей жизни до и после клинической смерти, о том, кто ему помог выжить и продолжить дело своей жизни. Лечение пациентов  с острой и хронической недостаточности является одним из направлений немецкого кардиоцентра в Берлине. Центр осуществляет самую большую программу искусственного сердца с более 2500 имплантаций (с 1988 г.) по всему миру, и эти процедуры стали стандартными.  Д-р Потапов является одним из ведущих специалистов в мире в этой области. Он провел более 1000
 На коленях пакет, содержащий элементы питания.  Батарея, которая может держаться около 12 ч.
(у него подключено 2), сохраняет Оливеру Малкову жизнь.
 
19 января 2016. Интервью с д-ром Е. В. Потаповым, опубликованное в интернет-издании «esanum».
«Пациенты моложе 70 лет не должны умирать от сердечной недостаточности», — говорит д-р Е. В. Потапов в интервью, опубликованном в интернет-издании «esanum».
Интернет-издание Еsanum является независимой врачебной коммуникационной платформой для врачей. Еsanum обратилось к д-ру Потапову с просьбой рассказать о ситуации в этой области.
«Д-р мед, старший врач, кардиохирург Евгений Потапов является одним из самых опытных кардиохирургов мира по проблеме имплантации краткосрочных и долгосрочных искусственных систем вспомогательного кровообращения (искусственный желудочек сердца) и послеоперационного ведения подобных больных. Вместе со своим коллегой проф. д-ром Thomas Krabatsch он в Немецком кардиологическом центре в Берлине (DHZB) осуществил за последние 10 лет более тысячи таких операций…» Полностью интервью вы можете прочитатьздесь.  Доступно для перевода гуглом.
АТРОФИЯ СЕРДЕЧНОЙ МЫСЛИ

Почему деньги, собранные благотворительными фондами на лечение ВПС, утекают из страны.

В России действуют около 30 благотворительных фондов, помогающих пациентам и клиникам находить средства на операции по поводу врожденных пороков сердца (ВПС). По самым скромным оценкам, по­лученным в результате проводимого VADEMECUM мониторинга, ключевые фандрайзеры в прошлом году собрали около 1 млрд рублей, хватившего примерно на 2 тысячи вмешательств. Однако российские профильные клиники получают порядка трети от общего объема аккумулированных фондами средств – значительная доля сборов вслед за пациентами отправляется за рубеж, главным образом в Германию, Израиль и США.

В фондах говорят, что отправляют пациентов за рубеж из‑за несовершенства помощи, оказываемой им в России. «У нас нет задачи и желания искать деньги на операции за границей, – рассуждает представитель фонда «Помоги ребенку.ру» Ольга Павлыгина. – Но иногда других вариантов нет. Например, если в дополнение к пороку сердца у ребенка есть синдром Дауна или другое сопутствующее заболевание, иногда сами врачи отказываются оперировать его в России. В других случаях бывает, что прямого отказа нет, но неофициально медики советуют поехать за границу. Часто выбор продиктован тем, что в западных клиниках используется более щадящая методика операций».

Тезис коллеги поддерживает Анжела Азнавурян из благотворительного фонда «Симонян»: «Бывают ситуации, когда ребенок очень маленький, а наши доктора говорят: «Ребеночку надо набрать вес». А в Германии готовы делать операции при определенных показаниях начиная с двух‑трех месяцев. Некоторые мамы, еще во вре­мя беременности узнав о проблеме, едут рожать за границу, чтобы там сразу избавиться от ка­ких‑либо отклонений».

Представители отечественной кардиохирургии убеждены, что большую часть пороков сердца можно оперировать в России. «Есть отдельные случаи повторных операций, по которым, например, у немецких хирургов гораздо больше компетенции. В этом случае мы можем даже сами порекомендовать пациенту поехать в Германию, – отмечает руководитель кардиохирургического отделения Филатовской больницы Владимир Ильин. – Но таких случаев – единицы».

Хирурги, оперирующие за рубежом, естественно, придерживаются мнения об отставании России в вопросах передовых кардиохирургических тех­нологий. «Есть пороки сердца, которые в России оперируют, скажем так, не совсем современными способами, например, проводят многомоментную коррекцию в тех случаях, когда мы проводим одномоментную, – говорит старший врач‑кардиохирург Немецкого кардиологического центра Евгений Потапов. – Плюс у нас работает русскоговорящий персонал и полностью подготовлена структура для русских пациентов.